ООО "Парковая реставрация"

Общеизвестно влияние голландского садово-паркового искусства в Европе, и особенно в России пер.пол. XVIII вв. Садов в стиле голландского барокко в этот период было создано множество, немногие их них сохранились в первоначальном виде, другие утрачены вовсе. Во многих садах использовались лишь отдельные элементы, характерные для Голландии. Традиционным парковым павильоном во многих парках являлся «Голландский домик». Часто использовались инженерные приемы, заимствованные в Голландии, особенно на переувлажненных участках.

В 1730-е гг. на высоком берегу реки Москвы в сельце Васильевском, расположенным между дворцовым селом Воробьевым и Андреевским монастырем была построена новая усадьба с большим каменным домом и регулярным парком для князя Василия Владимировичу Долгорукову.

Автором всего усадебного ансамбля, в том числе и регулярного парка, был известный русский зодчий Иван Федорович Мичурин (1704-1763). Сын небогатого помещика Костромской губернии, в числе других подростков, проявивших склонность к наукам и художествам, был направлен в 1718 г. на обучение в Петербург, в Академию навигационных наук. После ее окончания был учеником архитектора Н.Микетти на строительстве дворца в Стрельне, затем отправлен Петром I в Голландию (1723-1729) для изучения шлюзового дела (гидростроительства), кладки фундаментов и планировки садов. В Антверпене он обучался у архитектора и инженера И.Баумштета. После получения аттестата ученика архитектуры и шлюзного дела, он вместе с Коробовым и Мордвиновым просил о продолжении архитектурного образования в Италии и Франции. В просьбе им было отказано, но Мичурину удалось продлить свое обучение в Голландии еще на два года.

Он вернулся в Россию хорошо подготовленным строителем, инженером, архитектором. Здесь его экзаменовали архитекторы Х.Конрад, П.Еропкин, Д.Трезини, после чего он получил звание гезеля (низший ранг архитектора).

В 1730-е годы Иван Мичурин работал в Москве, куда перебрался двор Анны Иоановны. В своей автобиографической записке он пишет, что вскоре после возвращения из Голландии построил по своему проекту «великое здание в подмосковной деревне Васильевское бывшему фельдмаршалу князю Василию Долгорукову…» В замысле как всей усадьбы, так и регулярного парка чувствуется рука большого мастера. Совершенно очевидно, что в 1730-е годы после обучения в Европе Мичурин не только построил “великий дом” для В.В.Долгорукова, но и разбил сад высокого европейского уровня.

Регулярный сад представлял собой изолированное пространство с логичной геометричной планировкой, окруженное земляными валами, фланкированными садовыми павильонами, и имеющим выход на бровку высокого берега реки, где миниатюрность и замкнутость искусственно созданного ландшафта неожиданно сменялась широкой панорамой Москвы-реки и окрестностей. Кроме того, вид с валов на регулярную планировку, позволяет воспринимать ее более цельно и совершенно иначе, чем с уровня земли.

Помимо своих эстетических достоинств, парк необыкновенно практичен. Высокие и широкие валы защищали его от ветров, обязательных на таком высоком и открытом месте, создавая особый микроклимат, комфортный как для растений, так и для человека.

Размещение главного дома в стороне от парка, изолированного оградами или валами, цветочные партеры – характерные черты голландского барокко XVII в., оказавших заметное влияние на формирование английских и русских регулярных садов (например, Королевский Хэмптон-корт около Лондона или Петровский Летний сад в Петербурге).

Ярким примером сочетания разных направлений европейского искусства в русском саду является усадьба Кусково, состоящая из множества миниатюрных самостоятельных ансамблей, составляющих единое гармоничное целое. С нач. XVIв. Кусково принадлежало знаменитой семье Шереметевых. С 1715 г. им владеет граф Борис Петрович Шереметев (1652-1719), первый русский фельдмаршал, соратник Петра, родоначальник графской ветви Шереметевых. Он был не только военачальником, но и дипломатом. В 1689 году с дипломатической миссией посетил остров Мальту. Там Шереметев вступил в орден мальтийский рыцарей, получив диплом и командорский крест. В Кускове Борис Петрович, очевидно, успел построить деревянный господский дом, просуществовавший до 1750-х годов.

После смерти Б.П.Шереметева 17 февраля 1719 года Кусково переходит к его сыну – графу Петру Борисовичу Шереметеву (1713-1788), генерал-аншефу, сенатору. Молодой граф решил устроить в Кускове свою летнюю резиденцию.

В этот период усадебными строениями и садом было занято 25 десятин 631 кв.сажен; мелколесье покрывало 26 десятин; сенные покосы – 94 дес.1249 кв.сажен; болота и пруды занимали 26 десятин 1812 кв.сажен, дороги – 2 дес.450 кв.саж. Общая площадь имения составляла 174 десятины 1742 кв.саж.

В 1743 г. граф Петр Борисович Шереметев женился на Варваре Алексеевне Черкасской (1713-1767), дочери и единственной наследнице канцлера Алексея Михайловича Черкасского. Кусковское имение увеличилось за счет присоединения смежного села Вешняки, полученного в приданое.

С этого времени начались грандиозные работы по созданию архитектурно-паркового ансамбля в усадьбе, предназначенной для торжественных приемов и многолюдных праздников. При создании ансамбля первоочередной инженерной задачей было осушение территории. Эта задача была решена не только с мелиоративным результатом, но и эстетическим. Почти квадратный участок усадьбы с садом окопали глубоким и широким Обводным каналом. Из грунта, выбранного при его выкопке, был устроен грандиозный внешний вал, не только служивший границей усадьбы, но и отсекавший от нее воды поверхностного стока, идущего по поверхности с небольшим уклоном на юг, к пруду. Устройство валов и каналов – распространенный прием в России в XVIIIв., очевидно, позаимствованный в Голландии, знаменитой своими «польдерными системами».

В 1749-51гг. был создан один из первых миниатюрных ансамблей Регулярного сада в Кускове – «Голландский», включающий Голландский пруд, Голландский домик 1749г., Столбовую беседку (галерею) 1751г., Китайскую беседку 1751г., канал, соединяющий Голландский пруд с Дворцовым, дерновые «Бастионы» по его берегам, подъемный мост над каналом. «Голландский ансамбль» выходит за пределы Регулярного сада, он функционально и визуально связан с главным въездом в усадьбу, с Дворцовым прудом и островом с дерновыми «Бастионами», имитирующим маленькую крепость и находящимся на одной композиционной оси с Голландским домиком.

Этот ансамбль, занимающий юго-западный угол центральной части усадьбы, расположен на ее границе с владениями соседей и организует главный въезд, к которому подходят дороги из Москвы и близлежащего села – Перово. Въезжающих в усадьбу встречали все атрибуты, укрепленного владения – высокий вал и глубокий ров, обозначающие границу усадьбы, дерновые бастионы с пушками, дерновая крепость с бастионами на островке, подъемный мост через канал Голландского пруда. Эти шутливые атрибуты имели и функциональное значение – усадьба, окруженная с южной стороны обширным прудом, а со всех сторон высоким валом и глубоким рвом, частично заполненным водой, и имеющая два охраняемых въезда через подъемные мосты, действительно надежно защищена от непрошеных гостей.

Перед въезжающими в усадьбу с одной стороны открывался простор Дворцового пруда, а с другой – замкнутый, тесно застроенный «Голландский ансамбль», в котором перспектива маленького пруда-канала завершалась краснокирпичным Голландским домиком в окружении симметрично расположенных, но абсолютно различных по архитектуре парковых павильонов – Китайской беседки слева и Столбовой (Дорической) галереи справа. Миниатюрная модель мира во времени, шутливое отражение («обманка») представления просвещенного русского барина XVIII в. о Востоке и Западе. И рядом – натуральная, реалистичная копия современной ему рациональной и трудолюбивой Голландии с настоящим каменным домом, настоящим прудом, садом, огородом, коровником, голландскими коровами и настоящим голландцем, который жил в построенном для него домике и ухаживал за этим маленьким кусочком Голландии. Но, безусловно, это тоже отражение представления хозяина о Голландии. Слегка трапециевидная форма пруда незаметно сужалась к Голландскому домику, усиливая перспективу этого вида.

Вид с моста до сих пор является лучшей точкой обзора «Голландского ансамбля». Вид от Голландского домика на пруд также важное многоплановое видовое раскрытие, ранее обрамленное беседками, образующими узкий вид – висту на островок с бастионами – визуальный акцент на просторе Дворцового пруда, на дальнем плане которого виднелись искусственные руины.

Открытая Столбовая галерея замыкала аллею, ведущую от Грота в восточной части Регулярного сада. Но сквозь колонны галереи была видна Китайская беседка, именуемая в 1763 году также «Перспективной галереей», что указывает на ее роль в качестве своеобразной парковой декорации, аналогичной театральному заднику. Из Столбовой галереи главный вид был ориентирован на Китайскую беседку, стоящую довольно близко на противоположном берегу пруда. А от Китайской беседки взгляд устремлялся через галерею вглубь Регулярного сада. Обе беседки были выполнены в дереве.

Влияние голландского барокко отразилось и в партере Кусково. Часть партера именовалась «Голанские цветники», для которых был характерен замысловатый барочный рисунок из инертных материалов в центре и рабатки из живых цветов по периметру. Кроме того, именно эти цветники были украшены «Розовыми шпалерцами», представлявшими собой ниши, образованные шпалерами из роз. В нишах стояли фигурки из стриженных растений.

Соседняя с Кусково усадьба Перово, начало которой было положено на рубеже XVII-XVIIIвв., принадлежавшая в этот период Петру Алексеевичу Голицыну, соратнику Петра I, создавалась под влиянием европейского искусства. И не удивительно, так как Петр Голицын обучался в Европе морскому ремеслу, несколько лет жил в Италии. В Перове была построена удивительная маленькая Знаменская церковь, был выкопан прямоугольный пруд, на берегу которого стоял деревянный дом, за которым был разбит регулярный сад.

Расположенная недалеко от Перова усадьба Головина в Лефортове, созданная также в рубеже XVII-XVIIIвв., достаточно хорошо исследована. Первоначальный облик этой усадьбы детально отражен на известной гравюре де Витта. Одна из основных осей этого ансамбля идет перпендикулярно от дороги к реке. На парадном дворе расположен дворец, протяженные фасады которого ориентированы к парадному двору и прямоугольному копаному пруду. Пруд со всех сторон окружен аллейными посадками деревьев по высоким берегам – широким валам. Внизу, у самой воды также устроена узкая пешеходная набережная, огороженная простой невысокой балюстрадой. Поперечная ось пруда была оформлена симметричными обелисками, установленными на противоположных берегах. Здесь же были пристани, к которым причаливали лодки. Пруд каналами был связан с рекой Яузой. Небольшая церковь видна сзади дворца, на заднем дворе. С другой стороны парадного двора, симметрично пруду, был разбит регулярный сад, представленный двумя изолированными боскетами, ограниченными по периметру огибными крытыми дорогами. Внутри одного боскета располагался фонтан из «дикого камня» со скульптурной фигурой в центре, во втором – лабиринт из стриженой зелени. Археологические исследования Головинского пруда показали конструктивное устройство набережной и укрепление его берегов с помощью деревянных ряжевых конструкций.

Еще одна замечательная усадьба, созданная в нач. XVIII в. под влиянием голландской культуры и расположенная на берегу реки Москвы, называется Студенец, по имени ключа, существовавшего здесь, когда эти земли были пожалованы сибирскому губернатору и московскому коменданту князю Матвею Петровичу Гагарину. К 1721г.,когда М.П. Гагарин, за воровство и взятки, был повешен, а его имения конфискованы, в Москве уже был создан большой регулярный канальный сад с системой геометричных островов, ограниченный и разграниченный широкими и высокими валами-дамбами с проезжими дорогами по периметру и с центральной подъездной дорогой к господскому дому. Дороги по периметру и по центру были обсажены аллейными посадками деревьями. Берега каналов также украшали симметричные ряды деревьев, причем своеобразными водными аллеями являлись сами каналы. Острова не были связаны между собой мостами и не имели сети дорожек. Основа планировочной структуры сада сохранилась до настоящего времени.

Исследователи отмечают сходство с московской усадьбой доктора Бидлоо, созданной приблизительно в это же время. Обе усадьбы, расположенные на низких, подтопляемых берегах рек, имели почти правильную прямоугольную форму, ограниченную и осушенную каналами. В обеих усадьбах имеется ярко выраженная центральная ось, представлявшая собой широкую обсаженную дорогу, по которой могли проехать кареты.

Похожие планировочные структуры имели многие усадьбы того времени, например, усадьба Трубецких в Хамовниках (ныне Детский парк на Фрунзенской) и соседняя с ней усадьба Нащокина (не сохранилась). Устройство таких водных систем в начале XVIII века в этих усадьбах, равно как и в других владениях, обусловлено не только модой этого времени на голландские сады, но и их функциональным назначением, понижающим высокий уровень грунтовых вод, характерный для этих территорий.

Уникальный ансамбль полотняной мануфактуры в стиле голландского барокко был создан в Ярославле в нач. XVIIIв. Совладельцем мануфактуры был голландский купец Томес. Основу ансамбля составляла система прудов, окруженная производственными зданиями. Вертикальной доминантой являлся Петропавловский собор. Композиционно-планировочным центром ансамбля служил регулярный сад.

Этот краткий обзор садов Москвы и ее окрестностей, созданных под влиянием голландского барокко в пер.пол. XVIIIв., демонстрирует значительное влияние культуры Голландии на русское садово-парковое искусство.