Интервью журналу "Новая Парковая Культура" А.В. Зырянов (ООО "Парковая реставрация")

"Если крупные российские города не начнут срочно формировать эстетически и функционально привлекательную городскую среду, страна рискует проиграть зарубежным городам в конкуренции за наиболее интеллектуальное и активное население"

 

Журнал мал.

 — Когда я услышал про ваш журнал, я поневоле задумался, а имеет ли право на существование словосочетание «новая парковая культура»? Ведь понятие культуры очень обширное, а тема парков весьма локальна. С другой стороны, ведь существует же в ряду объектов культурного наследия термин «памятник садово-паркового искусства». А раз есть место искусству, можно говорить и о парковой культуре. Давайте для начала вспомним этимологию этого слова. Само понятие «парк» восходит к латинскому parriсus — отгороженное место. В Средние века это был участок земли для прогулок, отдыха и игр с естественной посаженной растительностью, аллеями, водоемами. В России первыми устроителями парков были просвещенные дворяне, привозившие из Европы моду да и сами приемы садово-паркового зодчества. К началу ХIХ века парки стали естественным атрибутом и гордостью дворянской усадьбы и получили свое распространение по всей России. Таким образом, усадьбы и приусадебные парки, бесспорно, стали неотъемлемой частью национальной культуры.

— В чем был культурный феномен парков в прошлом и в чем он сейчас?

— Я бы выделил три смысловых этапа эволюции парков. Во-первых, это приусадебный парк, где о парке как о культурном феномене мы можем говорить только в контексте усадебной культуры. Здесь парк играл роль личного сакрального жизненного пространства хозяев усадьбы. Парковая территория была естественным продолжением внутреннего содержания и убранства главного дома. Многие дворянские усадьбы имели многочисленные распашные двери, и переход из дома в парк и обратно был почти незаметен. Даже если выход в парк был затруднен высоким фундаментом и лестницей, то обязательно подчеркивалась визуальная связь внутреннего и внешнего. Наиболее характерный пример — дворец усадьбы «Кусково», где через двери зала открывается прекрасный вид на главный пруд, или усадьба «Братцево», которая вполне заслужено была выбрана местом съемок художественного фильма «О бедном гусаре замолвите слово».

Вы сказали о сакральности парков. В чем она выражалась?

— Дело в том (и в этом коренное отличие от парков сегодняшних), что парки на себе несли отпечаток личности хозяина, это были своего рода одушевленные пространства. Владельцы усадеб разбивали и обустраивали парки в соответствии со своими представлениями о жизни и ценностях. Для одних парк должен был отражать статус владельцев, как в случае с парком усадьбы «Останкино», для других важны были дети и семейные ценности, для третьих — увеселения, у четвертых на первый план выходила художественность или эстетика. Почти во всех парках играли и воспитывались дворянские дети, но далеко не везде для этого приспосабливалась территория, как это было, например, в усадьбе «Тарханы», где для юного Миши Лермонтова было специально устроено место для военных игр. Недалеко от усадебного дома был насыпан редут (земляное укрепление), на котором была установлена небольшая пушка, а для крестьянских детей были пошиты солдатские мундиры. Для Мишеньки тоже был сшит мундир, только офицерский. И местная детвора разыгрывала настоящие сражения со штурмом этого укрепления. Это место для игр было устроено таким образом, что боевые действия всегда велись под контролем бабушки будущего поэта Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, которая могла наблюдать баталии прямо из окон дома.

В других парках, чьи хозяева любили веселье, большое место отводилось усадебным крепостным театрам. Где-то это был воздушный театр (театр на открытом воздухе), сформированный искусственным рельефом и шпалерами, как в парке усадьбы «Кусково», в другом — целый музыкальный павильон с монументальным фасадом, как например, в парке «Кузьминки».

Но несмотря на приоритеты хозяев, все парки в той или иной мере имели общие планировочные решения и элементы. К ним можно отнести подъездную аллею, граничный вал, партер, каскад прудов, пейзажные дорожки. В наиболее крупных усадьбах архитекторы при разбивке парков создавали парки двух типов: один регулярный, другой пейзажный. Регулярный парк, то есть парк, имеющий регулярную планировку дорожек, аллей, боскетов, располагался ближе к главному дому и был, как правило, более ухожен.

— Можно предположить, что в части заботы о парке хозяева заметно различались…

— По роду деятельности мне часто приходится работать с архивными источниками, и по ним можно заключить, что парки ценили и старались беречь больше усадебных строений. Об этом свидетельствуют книги управляющих и переписка владельцев, а также купчие. Да оно и понятно, ведь усадебные дома строились в течение трех, максимум пяти лет, а парк формируется десятилетиями. Парки располагали к прогулкам, тихому созерцанию и думанью. Да-да, я не оговорился, именно думанью и размышлению о вечном. И это тоже свидетельство их сакральности. В парках устраивались зеленые кабинеты, где можно было уединиться с книгой, и шелест страниц сливался с шелестом листвы. В местах, откуда открывается наиболее живописный вид, устраивались смотровые площадки или ставились беседки. Если позволяла площадь водоемов (прудов), то непременно заводились лодки для прогулок по воде. Некоторые наиболее образованные владельцы усадеб создавали свои дендропарки, где собирали и выращивали самые разнообразные породы деревьев и кустарников. Например, парк усадьбы «Чукавино», расположенной в Старицком районе Тверской области. Одним словом, парки рождали особую атмосферу, они возвышали и облагораживали человека, способствовали образованию и его внутренней содержательности.

— А когда начинается второй этап парковой эволюции?

— Примерно с 30-х годов XX века. В новом советском периоде паркам отводилась роль площадок для коллективного отдыха пролетариата. Важно, что этот отдых должен был быть обязательно коллективным. Чтобы не было место индивидуализму и глубоким размышлениям. Парки постепенно приобретали новый смысловой облик: если чтение — то в библиотеке, если военные игры — то в тире, если спокойно поразмышлять — пожалуйста, но в рамках шахматного турнира. На смену крепостному театру пришли летние эстрады, появились и танцевальные веранды. Период ярко выраженной советской парковой эпохи продлился где-то до 70-х годов и потом стал угасать. Насаждения и парковая инфраструктура стали значительно хуже поддерживаться, роль парков свелась к катанию на аттракционах. В 80-х и 90-х годах парки вообще превратились во что-то невнятное, не имеющее ни художественного стиля, ни идеи, и, учитывая плохую освещенность, стали восприниматься населением как темные пятна и наиболее заброшенные участки городов.

— То есть, советский период — это черная страница в истории наших парков?

— Конечно, нет. Просто время такое было… Сложное время, но в результате этой сложности мы имеем такие шедевры паркостроения, как «Парк Горького», который возник в 1928 году, или обновленный в советский период парк «Сокольники». Недавняя реставрация одного из участков парка «Сокольники» позволила разглядеть очень творческий и профессиональный подход советских парковых архитекторов. Они создали на этом участке уникальную планировку в сочетании с прекрасным подбором растений, что позволяет говорить о наличии у нас своей хорошей ландшафтной школы, хотя принято считать, что ее нет и не было, а словосочетание «ландшафтная архитектура» прочно ассоциируется с Европой.

Вообще, роль парков в советской истории переоценить сложно. Особенно в сталинский период паркам уделялось большое внимание. В парках работали художники-декораторы и даже архитекторы, которые следили за деталями стиля и художественного оформления парков. Ограды, скамейки, скульптуры не возникали просто так. Все, как мы их сейчас называем, малые архитектурные формы подбирались, а скорее, даже изготавливались со знанием дела и присутствием вкуса.

Во время войны в городских парках как территориях, не имеющих плотной застройки, сооружались линии обороны и маскировалась военная техника, устанавливались зенитные установки. Вот еще факт: на сталинском генплане Москвы 1935 года была обозначена кольцевая дорога, которая местами совпадает с нынешним 3-м кольцом. И называлось это кольцо Парковое. Оно соединяло большую часть московских зеленых массивов.

— А что можно сказать про третий этап развития парковой культуры?

— Это наша с вами современность. Помните фразу «Бытие определяет сознание»? Вот именно. Что видите из окна своей квартиры? А ребенка в коляске прогуливаете по тенистым аллеям или на балконе? Как быстро и насколько удобно вы можете достигнуть ближайшего зеленого массива, где можно побегать или покататься на велосипеде утром до работы или вечером после? Далеко? Правильно, поэтому куда сместился ваш досуг? В торговый комплекс.

Что такое смысловой центр в нашей жизни? Это те сферы жизни, на которых сфокусировано наше сознание, это основные мотивы, которыми мы руководствуемся в повседневности. А теперь давайте перенесем это понятие на город. Именно на такие мотивы ориентируются архитекторы, инвесторы, девелоперы. Именно эти мотивы стали определяющими для формирования современного облика наших городов. Первый мотив — жилье: не так важно, где, как важно, чтобы свое. Второй мотив — работа и заработок. Все остальное — производные от этих двух мотивов: плотная, многоэтажная застройка с дворами без парковок и транспортные коммуникации с «перехватывающими» торговыми комплексами. И это все. Это повседневность, вырваться из которой можно, только вырвавшись из города. Но и это теперь не так просто. Хотим мы того или нет, но город — это теперь наша среда обитания, и давайте думать, как ее приспособить и «очеловечить».

А теперь вспомните то самое советское время… Наши дворы... Дворовые футбольные команды… А гаражи? Это же целый мир! Мир, в котором мы жили, любили, думали, обсуждали, что-то придумывали, мастерили своими руками, а театральные постановки, просто так… Все это ушло. А что вместо? Ничего. Городская среда способствовала формированию городских сообществ, которые складывались годами. Сейчас же мы тоже имеем сообщества, но все больше виртуальные. Маятник опять качнулся в другую сторону, и современный город пропагандирует индивидуализм, но на этот раз приправленный творческой самореализацией. Единственными социально живыми общественными пространствами, имеющими условия для формирования творческих, интеллектуальных, спортивных сообществ, остаются парки.

В отличие от официальных общественных площадок, где проводятся крупные административно ангажированные мероприятия, парки теперь играют роль неформальных общественных территорий, на которых общественные проявления носят более свободный демократический характер. Именно здесь традиционно проводятся детские праздники, спортивные соревнования, танцы, концерты, замечу, организованные именно неформальными сообществами. Вот это и представляет наибольшую ценность.

— Вы считаете, что именно парк должен стать смысловым центром развития? Почему?

— Потому, что в уже сложившихся городах это последний живой росток, от которого при правильном и заботливом уходе можно вырастить целое дерево под названием «комфортная городская среда». А для формирующихся территорий парковые зоны вообще будут являться доминантами, потому что тренды современного общества — это переосмысление и переоценка сложившейся системы ценностей, в которой не остается места и времени общению, семье, чтению, размышлениям. Большую часть жизни мы проводим на работе, читаем в транспорте, спортом занимаемся в фитнес-центрах, общаемся в социальных сетях, гуляем в торговых комплексах. Это что, нормально? Я уверен, что современные люди гораздо сложнее этих примитивных форм существования. У них уже другие запросы. Лично я — коренной москвич и по этой причине не могу больше трех месяцев проводить в Москве. Не уютно!

Например, если раньше для человека при выборе места проживания важна была удаленность от работы, то сейчас все больше на первый план выходит комфортная и экологичная среда. Именно по этой причине многие готовы согласиться на удаленность от работы, сменив квартиру на загородное жилье. И здесь тема приспособления территории, наличие парка или лесопарка будет не менее актуальна. И все идет к тому, что если раньше у нас парки были местами отдыха, которые сопровождали индустриальные анклавы, то теперь работа начинает подтягиваться к местам проживания, которые, в свою очередь, продиктованы комфортной средой. Первые примеры таких офисных центров мы можем увидеть в Подмосковье.

— Тот есть, получается, что парк — это синоним понятия «комфортная среда»?

— Получается, что так. Как в свое время парк был неотъемлемым атрибутом дворянской усадьбы, так в наше время это своего рода флаг или атрибут нормальной здоровой жизни. Задавайте чаще вопрос застройщикам: «А где у вас парк?»

Источник публикации: Журнал "Новая Парковая Культура" - статья "Парки — новые смысловые центры развития городских территорий"