Статья в журнале "Охраняется Государством" И.Д. Колина (ООО "Парковая реставрация", ландшафтный архитектор)

В самом удаленном северном уголке города Королева, в микрорайоне Первомайский, на границе с Пушкинским районом, на берегу реки Клязьмы раскинулся необычный объект. Для непосвящённого прохожего может показаться, что это просто лесной массив с вековыми соснами, чудом сохранившийся среди стремительно растущих вокруг многоэтажек.

 

Более внимательному покажутся странными некоторые детали: сохранившиеся пилоны ворот с калитками, липовая аллея, подводящая к обгоревшему остову огромной сосны, а далее – руины пожарища. Если заинтересованный посетитель пройдет дальше (не боясь споткнуться о поваленные деревья, валежник и бытовой мусор), то обнаружит и пруд с островом, и деревья экзотических пород, и аллеи, и руины, и неожиданно раскрывающиеся виды на пойму реки и противоположный берег.

Специалистами ООО «Парковая Реставрация-Гардарика» были проведены историко-культурные исследования этой территории. Оказывается, история ее преображения началась не так давно – всего 120 лет назад, когда Иван Карлович Прове купил участок земли в пойме Клязьмы, на правом берегу. Когда-то здесь располагалась дача Прове-Калише – уникальная постройка в стиле модерн, которую часто называли Деревянным дворцом.

Из истории рода Прове-Калишей

В начале XIX века отец Ивана Карловича Прове – Карл-Эммануэль Прове был выслан в Сибирь в период революционных брожений в Польше. Так он попал в Россию. В 1830-х годах он с семьей переселился в Москву, где в 1833 году родился сын Иоганн, который в свое время окончил коммерческий лицей и сделал блестящую карьеру в российском торгово-промышленном мире. Трудолюбием и добросовестностью он завоевал большой авторитет в купеческой среде, избирался выборным московского купеческого сословия, гласным Московской городской думы, членом Коммерческого суда и нес ряд других общественных обязанностей. С именем Ивана Карловича Прове связано возникновение Музея изящных искусств, ныне Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Именитый промышленник вошел в Комитет по устроению музея по приглашению его основателя И.В. Цветаева, отца Марины Цветаевой. Иван Карлович был попечителем Басманной больницы для чернорабочих.

Иван Карлович был женат на Эмилии Ивановне Хауэр и имел шестерых детей. Обладая значительным состоянием, он возвел на Старой и Новой Басманных улицах в Москве целый квартал роскошных особняков. Их строили видные архитекторы того времени: Р.А. Гедике, К.В. Трейман, А.Э. Эрихсон. Лето большая семья Прове проводила в Перловке, где Иван Карлович владел тремя дачами.

Умер Иван Карлович Прове в 1901 году. Его старшие сыновья, Роман и Кирилл, пошли по стопам отца в коммерцию. Младшая дочь Прове, Адель, являлась попечительницей Болшевского приюта для нищенствующих девочек.

В 1893 году состоялось бракосочетание Адели с Георгием Калишем. Брак был неравным, так как, семья Калишей имела достаток средней руки. Узнав о решении своей дочери Адели выйти замуж по любви, Иван Карлович увез дочь на год за границу. Однако это не изменило ее решения. Трогательную любовь пронесли они через всю жизнь. В счастливом союзе родилось шесть детей: Эмилия (1894-1981), Герман (1895-1965), Георгий (1897-1939), Иван (1898-1942), Василий (1899-1974) и Николай (1903-1938).

Начало усадьбы

До конца XIX века территория, на которой в дальнейшем возникла усадьба, представляла собой луг со старицами и небольшими участками леса из лиственных пород с включением сосен. Основанием такого заключения служит План Шуберта (Инструментальная военно-топографическая съемка Московской губернии в окрестностях гор. Москвы. 1838-1839 гг. Рекогносцировка 1852 г.). На плане видна дорога, ведущая в Комаровку из деревни Лапина, траектория которой при строительстве усадьбы была несколько изменена.

В 1893-1894 гг. Иван Карлович Прове неподалеку от своей усадьбы в Максимково, в пойме реки Клязьмы, строит деревянную дачу для своей младшей дочери Адели (1872 г.р.) в подарок к ее бракосочетанию.

Большой двухэтажный с мезонином не обшитый дом с кирпичным цоколем был выстроен в духе ретроспективного направления модерна с использованием в декоре элементов «восточного стиля» и имел сложную асимметричную объемно-пространственную структуру. Своеобразие его облика определяли многочисленные ризалиты, декоративные балконы и открытая терраса. Фасады здания изображены на многих фотографиях начала XX века. Этот дом называли теремом, а ещё чаще – дворцом. Одна из первых посвященных ему публикаций в местной прессе так и называлась «Деревянный дворец Ивана Прове». В ней, в частности, были такие строки: «…Чтобы по-настоящему насладиться мастерством архитекторов и строителей, необходимо видеть само здание. Дворец производит сильное впечатление снаружи, а зайдя внутрь, можно увидеть разноцветные кафельные печи, едва ли имеющие аналоги в Подмосковье. Необычное архитектурное решение главного зала с оригинальным деревянным перекрытием, интересны витражи и образцы камерной скульптуры».

Во второй том иллюстрированного научного каталога «Памятники архитектуры Московской области» (1999 г.) усадьба Прове-Калиша вошла как «Дача Калиша»: «Оригинальное произведение стиля модерн с южной экзотикой, характерной для крымских курортов, здание «глаголем» имеет сложную асимметричную объемно-пространственную структуру… Залы отличаются высоким мастерством отделки, основанной на богатых художественных возможностях дерева. Здесь использован прием контрастного сопоставления бревенчатых, местами обшитых тёсом стен с потолками на великолепных ажурных кронштейнах и арках. Все элементы декора окрашены «под дуб» и сплошь покрыты глухой и пропильной резьбой».

Дом был размещен в центре участка и стал композиционным центром усадебного комплекса. Архитектор проекта дома точно неизвестен. Предположительно им мог быть А.Э. Эрихсон, автор проектов других домов Прове в Москве. В Паспорте памятника 1992 года автором назван Ф.О. Шехтель.

Естественным обрамлением необычного дома явился большой лесной массив, часть которого была создана в процессе строительства усадьбы. В дополнение к существующим лесным участкам были насажены искусственные рощи из березы, сосны и ели. Изначально усадебный парк создавался максимально естественным, приближенным к природе, поэтому и деревья высаживались в виде лесных массивов и куртин. Ассортимент использовался местный, дорожки были грунтовые, в виде тропинок.

К усадебному дому вела липовая аллея, которая заканчивалась круглой клумбой с сосной веймутовой в центре. Липы в аллее стриглись. Следы стрижки видны на сохранившихся деревьях.

Пространство перед северным фасадом здания имело сложную планировочную структуру, состоящую из нескольких цветочных элементов. Перед крыльцом был установлен фонтан в виде птицы, а по бокам – два круглых цветника. В центре этого пространства был устроен большой прямоугольный партер, который заканчивался овальным газоном с цветами. Дальше начинался пойменный луг. Таким образом, была оформлена видовая перспектива - от дома на Клязьму и далее – на противоположный берег реки, на котором находилась другая усадьба – Мальцево-Бродово (территория современных Лесных Полян). При совмещении территории усадьбы с планом 1839 года видно, что дом был размещен на этом месте не случайно: ось северного фасада дома была ориентирована на сосновую куртину на противоположном берегу реки; из окон верхнего этажа раскрывались дальние перспективы – на усадебное ядро Мальцево-Бродово и на круглый пруд с островом в той же усадьбе.

Вторым по значимости композиционным центром парка был пруд с островом, созданный в старице Клязьмы. К нему от дома вели прогулочные дорожки-просеки. Пруд имел гидротехническую систему соединения с рекой посредством ручья, проложенного по самым низким отметкам рельефа у основания естественного откоса. Об этом свидетельствует сохранившееся понижение рельефа и заболачивание по траектории бывшего ручья. По верху откоса проходила дорожка, с которой открывались красивые дальние виды за рекой.

Пруд был расположен на открытом лугу. С юго-запада, со стороны дома, к нему примыкал лесной массив. Узкие дорожки, выводившие из плотных насаждений на открытое пространство с прудом, создавали эффект неожиданности. Основная поперечная дорожка от северного фасада дома подводила к мосту на остров. Сюда подходили и другие дорожки, образуя площадку перед мостом.

В центре острова, среди древесно-кустарниковых насаждений, находилась деревянная беседка, на которую была направлена ось моста. Это распространенный прием оформления в русских усадебных парках. И мост, и беседка сохранялись и в советский период, возможно, со временем возобновляясь на том же месте. В настоящее время они утрачены.

На территорию усадьбы со стороны подъездной дороги вели три входа: главный, вход, соединявший усадьбу с усадьбой Штеккер, и хозяйственный. Главный вход был оформлен воротами с каменными пилонами. Несколько измененные, они сохранились до наших дней. Средний вход, соединявший две части усадьбы, обозначался двумя каменными тумбами с цветочными вазами. Точно такие же вазы были у входа на соседнюю территорию. Одна из тумб (полуразрушенная) сохранилась. Хозяйственный вход вел на хозяйственный двор. Ограда представляла собой невысокий деревянный штакетник на деревянном основании.

Западное крыло усадебного дома было хозяйственным. От него в трёх направлениях разбегались функционально прямые дорожки. Центральная, продолжая ось здания, была ориентирована на хозяйственный выход. Южная соединяла «черное» крыльцо с выходом на другую территорию усадьбы. И северная подводила к небольшой постройке неизвестного назначения, развалины которой сохранились. Регулярное решение территории к западу от усадебного дома было функционально оправданно. Возможно, все эти дорожки были обсажены липами, так как некоторые из них сохранились в обсадке.

Ещё один вход на территорию был в южном углу усадьбы. Он выводил к дому старшей сестры Адели – Эмилии (в замужестве Миндер), построенному через дорогу и сохранявшемуся до 1988 года. В другую сторону от этого входа дорога вела к высокому берегу реки, с которого открывался прекрасный вид на заречные дали, и к большому фруктовому саду.

Семья Георгия Германовича и Адели Ивановны Калиш зимой жила в двухэтажном особняке на Н. Басманной, а летом на даче в Болшево, построенной Иваном Карловичем Прове. Воспитанию детей уделялось большое внимание. Они росли в атмосфере любви, справедливости и, вместе с тем, строгости и дисциплины, подчиняясь строгому распорядку дня. Они обучались языкам (немецкому, французскому), занимались музыкой.

Из воспоминаний Елизаветы Николаевны Соловьевой, записанных 8 сентября 1989 года И.Е. Ласточкиным: « Хорошо помню многодетную семью Калишей (одна девочка и пять мальчиков). Вместе играли: у них был прекрасный теннис, волейбольная площадка и т.д., прекрасные лошади – они на них грациозно катались. Были собаки, с которыми гуляли, особенно на лугу…».

Все дети закончили гимназию. Герман, Василий, Николай в дальнейшем окончили высшие учебные заведения (Герман и Николай - мехмат МВТУ, Василий – архитектурное отделение МВТУ).

В 1914 (или в 1915) году семью постигло большое несчастье – Георгий Германович разорился, а в 1916 году умер от чахотки. По воспоминаниям И.Е.Ласточкина он скончался на даче, и Иван Елисеевич помнил, как гроб увозили на лошади. Жизнь семьи после этого сильно осложнилась. Пришлось оставить особняк и дачу. Адель Ивановна с дочерью жила на съемной квартире, сыновья – у родственников. В дальнейшем в 20-х годах прошлого века многие члены семьи Прове-Калиш были арестованы и высланы из Москвы.

В 1904 году половину дома занимал крупный московский купец и промышленник Павел Павлович Рябушинский. С 1914 по 1917 гг. в этой части располагалось Московское отделение благородных девиц Виноградской.

По воспоминаниям Ласточкина, в 1912 году на территории усадьбы, на берегу Клязьмы рабочими фабрики проводилась маёвка. Была предварительная договоренность со сторожем Захаром Ивановичем, который летом выполнял в усадьбе обязанности садовника.

С 1917 до 1921 гг. дом пустовал. Владелец умер в 1916 году, а семья и шестеро детей приезжали на лето в Комаровку к семье Грачевых.

Советский период связан с организацией в 1921 году по инициативе В.И. Ленина и при активном участии Максима Горького в усадьбе Прове-Калиша санатория для ученых (КСУ). Этот период охватывает более 60 лет, то есть почти в три раза дольше, чем существовала усадьба, и характеризуется активным использованием созданной при Калишах и Штеккерах усадебной структуры и разумной хозяйственной деятельностью, которая привела к созданию крепкого подсобного хозяйства. В основу создания эволюционной схемы на этот период легли фотоархивы Ласточкиных, Триль Н.П, и Тишиной Е.А., воспоминания работников санатория и местных жителей, а также натурные изыскания.

После организации в 1921 году на территории усадьбы санатория для ученых, а затем передачи его в 30-е годы Академии наук СССР, для Соснового бора началась новая активная жизнь. Территория санатория раскинулась на территории двух усадеб. Использовались существующие усадебные здания и постройки, главным из которых был усадебный дом Калиша, расположенный на северо-восточной территории. В этом доме разместился 1-й корпус санатория. Деревянный дом-дворец был настолько красив, что в революционное лихолетье ни у кого не поднялась рука на уничтожение барского дома, сохранилось и все богатое внутреннее убранство дома. Усадебный дом, по-прежнему, являлся главным композиционным центром парка.

Со временем часть усадебных построек была утрачена, главным образом, на северо-восточной территории. Остальные – были приспособлены для нужд санатория. Так, на основе хозяйственного двора усадьбы Штеккер было создано большое подсобное хозяйство санатория с конюшней, коровником, молочней, свинарником, теплицами, огородами, гаражом. Поддерживался в порядке и использовался большой плодово-ягодный сад, раскинувшийся у реки на северо-восточной территории. Он сохранялся до 80-х годов XX века.

В 30-е годы были построены новые корпуса – 2-й и 3-й, возможно, на фундаментах старых усадебных построек. Была заменена деревянная ограда на металлическую, с каменными столбами. Фонтан-птица, изначально оформлявший северный фасад усадебного дома, был перенесен на остров и в дальнейшем бесследно исчез. Перед восточным фасадом появился небольшой округлый фонтан с чашей, вокруг него разбита площадка отдыха с лавочками, цветниками и живыми изгородями.

Цветочный партер перед северным фасадом здания, требовавший больших затрат, постепенно зарастал. Однако вокруг дома цветники поддерживались, а северное крыльцо было увито девичьим виноградом пятилисточковым.

В это же время был устроен сквер к юго-западу от дома. В центре был установлен групповой памятник В.И. Ленину и И.В. Сталину, который в 60-е годы (после разоблачения культа личности Сталина) был заменен на бюст В.И. Ленину. В сквере была создана регулярная осевая планировочная структура, ориентированная на аллею, ведущую к западному входу 1-го корпуса. В сквере были высажены экзотические деревья (туя, белая акация, ель колючая, конский каштан обыкновенный), декоративные кустарники (чубушник, сирень). От шоссейной дороги сквер отделила живая изгородь из стриженой ели. Цветочное оформление сквера было богатым и разнообразным, использовалось большое количество роз.

К первому корпусу от шоссе вела старая липовая аллея. Северное крыльцо по-прежнему оформляла круглая клумба с уже выросшей сосной веймутовой в центре. Сохранилось и еще несколько аллей – к западному входу и к возведенному 3-му корпусу. Аллея к западному входу проходила мимо домика главврача (бывший дом управляющего). Сейчас на этом месте построен коттедж из красного кирпича.

На территории парка было установлено несколько простых деревянных беседок для отдыха. Одна из беседок находилась на острове, по-видимому, на месте старой усадебной беседки, к ней вёл деревянный мост, возможно, сохранившийся с усадебного периода. Другая беседка была установлена к юго-востоку от первого корпуса, в лесном массиве. От беседки параллельно главной аллее была проложена узкая тропинка к площадке, на которой была установлена скульптура оленей. Третья беседка расположилась между третьим корпусом и домиком главврача, вблизи аллеи к третьему корпусу.

В санатории большое внимание уделяли оздоровлению отдыхающих посредством спорта и дозированных физических нагрузок. Поэтому (по воспоминаниям сторожилов) в парке были устроены две спортивные площадки и два терренкура (прогулочные маршруты) разной протяженности. Одна из площадок заняла северную часть бывшего цветочного партера.

В период Великой Отечественной войны (1941-1945) на базе санатория был организован военный госпиталь.

В 1946-1956 годах санаторий «Сосновый бор» принадлежал Академии наук СССР. В это время на базе санатория был создан так называемый «стационар атомщиков», в котором поправляли здоровье приезжие большей частью из Ленинграда. В этот период в санатории побывало много знаменитостей после перенесенных ими инфарктов и других заболеваний сердца. Отдыхающие очень любили, как они называли, «домашний» санаторий. В это время бродили по аллеям «Соснового бора», грелись у камина дворца, играли на рояле Бехштейна такие известные люди, как Осип Мандельштам, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Леонид Утесов и многие другие.

В 60-е годы была изменена первоначальная гидротехническая система, соединявшая пруд с рекой, – была прорыта новая канава, так как старая перепускная система из-за отсутствия ухода заросла и заболотилась. В части территории пойменного луга, к юго-востоку от пруда, были устроены посадки из липы и ясеня, которые перекрыли далекие видовые перспективы.

Коренные жители Первомайки и окрестностей хорошо помнят советскую историю этого места, когда здесь располагался знаменитый санаторий «Сосновый бор», который славился на весь Советский Союз. Ведь лечили здесь необычными для того времени методами - фиточаями, дозированными прогулками по терренкурам, продуктами из собственного, санаторского подсобного хозяйства. А хозяйство было большое: и скотный двор с коровами и лошадьми, и огороды, и теплицы, и огромные площади фруктового сада и ягодников. К столу пациентов в любое время года подавались свежие овощи, фрукты, молоко… Сотрудниками санатория были налажены связи с Главным ботаническим садом, из которого они получали необходимые растения для травяных чайных составов. Да и само здание, в котором размещался главный корпус санатория, по-видимому, обладало оздоровительным эффектом. Ведь недаром его называли «Дворцом», созерцание которого ласкало взгляд и успокаивало душу. За парком ухаживали: убирался валежник, мусор, вырубались сухостойные деревья, подсаживались новые, устраивались клумбы. В напочвенном покрове еще в 1970-х годах росла земляника, черника, брусника, ландыши… Несмотря на то что территория санатория была огорожена, парк служил любимым местом отдыха детей и взрослых всей округи.

Новейшая история

Но вот настали лихие 90-е. Санаторий закрыли. Дворец разграбили и сожгли. Западную часть территории пустили под застройку коттеджами. В восточной части, в центре парка, возвели частную усадьбу из красного кирпича, началась застройка периферии. Парк находится в запустении, его заваливают бытовым мусором строители соседних домов.

И все это происходит на территории выявленного объекта культурного наследия регионального значения, памятника истории и культуры конца XIX – начала XX веков «Парк усадьбы Прове-Калиша», взятого законодательно под охрану государством (Приказ Комитета по культуре Московской области от 31.12.1998, № 354).

Чтобы сохранить памятник «Парк усадьбы Прове-Калиша» ООО «Парковая Реставрация-Гардарика» осуществляет работы по определению Предмета охраны с закреплением границ памятника и установлением регламента деятельности на его территории.

Парк должен жить и использоваться. Каково его дальнейшее назначение? Не так давно появился проект «Дорога в космос», который предполагает строительство детского образовательного центра с коттеджами для преподавателей на территории еще чудом сохранившегося соснового бора. Осуществление этого проекта привело бы к окончательному уничтожению памятника.

Окрестным жителям нужен парк – место для каждодневных прогулок и отдыха. Ведь поблизости не осталось ни одного лесного или паркового массива! Реставрация памятника, благоустройство и содержание парка – дело непростое, не прибыльное, а скорее затратное.

Но даже в XIX веке, когда процесс урбанизации городской среды был не настолько интенсивным, городские власти находили средства на строительство общественных, публичных садов и набережных не только в столицах, но и в провинциальных городках. Примеров здесь множество – Публичный и Общественный сады в Твери, Струковский сад в Самаре, Лопатинский сад в Смоленске, городской общественный сад в Крапивне Тульской области, общественные сады в Костроме, Ярославле, Нижнем Новгороде. Многие из этих садов сохранились и используются в наше время. Находились и меценаты, вкладывавшие средства в устройство садов для широкой публики. При создании Общественного сада в Твери в 1850-х годах на средства гласного городской Думы Петра Томилина в саду установили 56 лавок и проложили многочисленные дорожки из глины, присыпанной песком. В том же саду в 1905 году на средства тверского купца первой гильдии И. Е. Ваганова установили фонтан с бронзовыми фигурами.

Необходимо дать новую жизнь «Сосновому бору», разработать проект реставрации памятника и приспособления его территории. Основанием проекта должны стать историко-культурные исследования и утверждённый Предмет охраны.

Источник публикации: Журнал "Охраняется Государством" - статья "Усадьба Прове-Калиша – санаторий "Сосновый бор""